Главная » Расследования » Почему российские игорные зоны так и не заработали за 10 лет
de8e28e3

Почему российские игорные зоны так и не заработали за 10 лет

10 лет назад в России фактически был запрещен игорный бизнес – для азартных игр созданы четыре специальные зоны. Но российские любители азартных игр ушли в подполье или стали клиентами легальных казино соседних стран.

«Если бы я остался работать в Питере, все равно эти казино додушил бы» – такая фраза президента России Владимира Путина есть в изданной в 2000 г. книге о нем – «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». Незадолго до этого – 31 декабря 1999 г. – первый президент России Борис Ельцин объявил об уходе в отставку и назначении Путина и. о. главы государства.

Речь идет о реформе, которую он пытался провести, работая в администрации Санкт-Петербурга. Городские власти установили жесткий контроль над игорной сферой. 51% акций во всех игорных заведениях получило специально созданное муниципальное предприятие. Власти рассчитывали на дивиденды. Но ничего не вышло. «В тот момент, когда мы подсчитывали прибыль и решали, куда можно будет ее направить – на развитие городского хозяйства, на поддержание социальной сферы, – они [владельцы игорных заведений] смеялись над нами и показывали убытки», – говорится в книге.

Став президентом, Путин приравнял игорный бизнес к «алкоголизации населения» и предложил вовсе запретить азартные игры в общедоступных местах. Впрочем, владельцы игровых автоматов, прозванных в начале 2000-х гг. «однорукими бандитами», отчасти виноваты сами. То время ознаменовалось настоящим засильем игровых автоматов, вспоминают несколько участников рынка. В спальных районах игровые автоматы устанавливали в жилых домах и продуктовых магазинах, конечно, ничего хорошего в этом не было.

В октябре 2006 г. Путин передал главам думских фракций законопроект о выводе всех игорных заведений в специальные зоны. С 1 июля 2009 г. азартные игры в России были разрешены только в четырех резервациях: «Азов-сити» на границе Краснодарского края и Ростовской области (позже эту зону ликвидировали), «Сибирской монете» на Алтае, «Янтарной» в Калининградской области и «Приморье» на Дальнем Востоке. В июле 2014 г. Путин подписал закон о создании игорных зон еще в Крыму и Сочи.

Игорный бизнес в нулевых был весьма прибыльным: по рентабельности он немного не дотягивал до химического и заметно опережал металлургический и нефтяной. Рентабельность по EBITDA одного из лидеров рынка группы – Ritzio Entertainment Олега Бойко по итогам первого полугодия 2008 г. «Ренессанс капитал» оценивал в 50%. Другие операторы игорного бизнеса свои показатели не раскрывали: ни Storm International, ни группа компаний «Корстон», ни даже крупнейший оператор залов игровых автоматов «Джек-пот», созданный в 1998 г. распоряжением мэра Москвы Юрия Лужкова и находившийся под контролем его заместителя Иосифа Орджоникидзе.

В 2005 г. аналитики Price­water­houseCoopers оценивали оборот российского игорного рынка почти в $6 млрд. В 2006 г. налоговые поступления в бюджеты разных уровней от игорного бизнеса составили 31,1 млрд руб., а в 2010 г. – всего 65,8 млн. Это был первый полный год тотального запрета игорного бизнеса, кроме спецзон, напоминает председатель подкомитета Торгово-промышленной палаты России по букмекерской деятельности и тотализаторам Николай Оганезов. За январь – октябрь 2018 г. доходы бюджета от игорного бизнеса составили 1,6 млрд руб.

Первой открылась «Азов-сити» в феврале 2010 г. Аллея фонарей и три искусственные пальмы с подсветкой выделяли одинокое здание в кромешной тьме занесенной снегом южнороссийской степи. Через каждые 200 м на протяжении всей дороги к казино стояли сотрудники ДПС и указывали путь гостям. Это было открытие первого казино в «Азов-сити» – «Оракула» казанской «Роял тайм групп» Рашида Таймасова. Зона «Азов-сити» располагалась в чистом поле в 50 км от г. Ейска на границе Ростовской области и Краснодарского края. Запуск казино вместе с гостиницей на 90 номеров обошелся примерно в 2,3 млрд руб. Позднее Таймасов обанкротился, так как его игорные проекты финансировались Татфондбанком, у которого в 2017 г. ЦБ отозвал лицензию.

Вторым оператором зоны в «Азов-сити» стала компания «Шамбала» краснодарского предпринимателя Максима Смоленцева. Он открыл гостиничный комплекс с казино «Шамбала» и казино «Нирвана».

Но в 2014 г. был принят закон, разрешающий открывать игорные заведения в Крыму и Сочи. Таким образом была создана вторая зона в Краснодарском крае, указывает Смоленцев, затем в 2016 г. неожиданно было принято решение ликвидировать игорную деятельность в «Азов-сити» – с 31 декабря 2018 г. Никаких компенсаций инвесторам последней закон не предусматривал.

Сегодня «Шамбала» судится с департаментом имущественных отношений администрации Краснодарского края с требованием возместить инвестированные в проект за 10 лет 3,3 млрд руб. Но это не окончательная сумма ущерба. «Работа казино остановлена, вывески погашены, а помещения превратились в дорогостоящие склады игорного оборудования, но мы продолжаем накапливать убытки – уже построенную 5-звездочную гостиницу нужно охранять от мародеров и отапливать», – сетует Смоленцев. В 2017 г., по данным «СПАРК-Интерфакса», чистая прибыль «Шамбалы» составила 426 млн руб. при выручке в 799 млн. Впрочем, сворачивать бизнес полностью он не намерен. Смоленцева привлекает игорная зона в Приморье. Интересовался он и Сочи, но туда его, по собственному признанию, «не пускают».

Сумеречные зоны

Крупнейшие игорные зоны мира

Следующая после «Азов-сити» игорная зона открылась только спустя четыре с лишним года. Но успехами «Сибирская монета» в 288 км от Барнаула, равно как и заработавшая в 2016 г. «Янтарная» в Калининградской области, похвастаться не может.

В конце 2014 г. в зоне «Сибирская монета» заработало казино Altai Palace. Позже открылась гостиница «Алтай палас отель». Собственник комплекса – ООО «Алти». По данным ЕГРЮЛа, в 2016 г. 70% долей компании получил Владимир Кутьев, гендиректор «Горно-Алтайск нефтепродукта», входящего в кузбасскую группу «Инрусинвест». Связаться с представителями этих компаний «Ведомостям» не удалось. С момента создания на развитие игорной зоны направлено внебюджетных инвестиций около 1,1 млрд руб., а из бюджета края – около 800 млн, говорит сотрудник управления Алтайского края по внешним связям, туризму и курортному делу. В 2018 г. турпоток в зону составил 128 000 человек. «В краевом бюджете появился дополнительный источник доходов в размере 165 млн руб., создано 327 рабочих мест», – отмечает собеседник «Ведомостей».

В 2016 г. заработала зона «Янтарная» в 50 км от Калининграда. Первым ее объектом стал зал игровых автоматов Magic Crystal компании «Невеленд». Как сообщало «РИА Новости», его строительство обошлось примерно в 115 млн руб. Вторым объектом стал комплекс Sobranie, включающий казино, концертные площадки и рестораны. Его в феврале 2017 г. открыла компания «Юни гейминг компани». Тогда она была аффилирована с Таймасовым, а сейчас, по данным ЕГРЮЛа, ее бенефициар – Андрей Башунов. Инвестиции – около 3,5 млрд руб., сообщал ТАСС. После банкротства Таймасова деятельность зоны затихла, говорит чиновник администрации Калининградской области. Казино работает, а зал игровых автоматов закрыт.

Связаться с представителями инвестора и с владельцами Magic Crystal и Sobranie не удалось.

Ориентация на восток

Зато зона «Приморье» оказалась успешной. Первое казино в 50 км от Владивостока открылось в 2015 г., говорит директор департамента туризма Приморского края Константин Шестаков. Инвестор – «Джи 1 интертейнмент», тогда эта компания контролировалась структурами Melco Crown гонконгского миллиардера Лоуренса Хо. Она построила гостинично-развлекательный комплекс с казино Tigre de Cristal, одноименным отелем на 121 номер и ресторанами. Инвестиции составили $220 млн, указывает Шестаков. Год назад контроль над комплексом перешел тайваньской First Steamship. Шестаков говорит, что First Steamship построит вторую очередь комплекса с казино и торговый центр с магазинами tax free. Заявленные инвестиции – $500 млн. Зона работает успешно, а благодаря стремительному росту иностранного туристического потока в регион привлекает новых инвесторов, уверяет Шестаков. За девять месяцев 2018 г. зону посетило более 350 000 гостей из Китая и Южной Кореи. По итогам 2017 г. первый объект игорной зоны принес в казну свыше 448 млн руб.

Представители First Steamship и Tigre de Cristal не ответили на запросы «Ведомостей».

В стадии строительства – объекты камбоджийской Naga Corp (гостинично-развлекательный комплекс с казино, инвестиции – более 11 млрд руб.). Этим летом в проект вошла «Шамбала», рассказывает Шестаков, компания хочет также построить гостиницу и казино за 7 млрд руб. Сейчас они получают разрешение на строительство, говорит чиновник, Смоленцев это подтверждает. А на днях южнокорейская Dongnam Industry Co. объявила о намерении построить гольф-поле за 2 млрд руб.

«Ткачев-Поляна»

«Инфраструктура, необходимая для организации такой зоны, построена в рамках подготовки к Олимпийским играм, и все можно организовать достаточно быстро. Ничего нового строить не надо», – отстаивал идею вице-премьер Дмитрий Козак. Здесь созданы наиболее комфортные условия для развития казино при оставшейся после Олимпиады-2014 транспортной инфраструктуре и заранее обеспеченном круглогодичном туристическом трафике, соглашается Оганезов.

Белоруссия воспользовалась шансом

Настоящее развитие игорный бизнес в Белоруссии получил после 2009 г., когда в России он оказался под запретом. По данным министерства по налогам и сборам Белоруссии, поступления в бюджет республики от игорного бизнеса с 2009 г. выросли в пересчете на российский рубль почти вдвое с 700 млн руб. в 2009 г. до 1,35 млрд в 2017 г. Игорный бизнес при грамотном подходе может и должен стать дополнительным источником пополнения бюджета, способствовать созданию новых рабочих мест, привлечению туристов и инвестиций в Белоруссию, рассуждал в 2010 г. глава государства Александр Лукашенко. Действовать он советовал «очень осторожно, продуманно и грамотно, с пользой для страны»: «На фоне происходящих изменений в российском и украинском законодательствах у нас есть все шансы выйти на ведущие позиции в этой сфере».
Ключевая игорная точка на Кавказе – Грузия, указывает в своем отчете Colliers. Игорный бизнес в этой стране после объявления независимости в 1991 г. функционировал без особых ограничений. Оборот быстро рос в течение последнего десятилетия, достигнув 4 млн лари ($1,71 млн) за 2016 г., а оборот первых трех кварталов в 2017 г. составил 3,75 млн лари ($1,52 млн). С 2006 г. государство законодательно отрегулировало эту сферу, а именно были повышены налоги на игорный бизнес и введена плата за лицензию. «Рынок маленький, а налоги высокие», – считает бизнесмен Давид Якобашвили, совладелец казино Adjara (расположено в Тбилиси в одноименном гостиничном комплексе). Посетителей немного – 300–400 гостей в день, средний размер ставки – 5–10 лари ($1,9–3,8), уверяет он. Гости – в основном иранцы, турки и азербайджанцы, т. е. представители тех стран, где игры запрещены, указывает Якобашвили.

СвернутьПрочитать полный текст

Создание игорной зоны в Сочи и закрытие «Азов-сити» активно лоббировал Александр Ткачев еще в бытность губернатором Краснодарского края (по состоянию на лето 2018 г. он значился членом совета директоров Агрокомплекса им. Ткачева), рассказывал его знакомый и подтверждал человек, знавший его по госслужбе. В итоге игорная зона «Красная Поляна» появилась на территории курорта «Горки город», где во время зимней Олимпиады-2014 располагались медиадеревня, трамплины и горнолыжный комплекс «Горная карусель». «Горки город» строился опальными братьями Магомедом и Ахмедом Билаловыми, кредит на проект выдавал ВЭБ – свыше 50 млрд руб. Из-за срыва сроков строительства их отстранили от проекта, достраивать пришлось Сбербанку.

В 2015 г. Сбербанк продал 96,91% акций НАО «Красная Поляна» за 35 млрд руб. компании «Курорт плюс», которую связывают с семьей Ткачева. По данным «СПАРК-Интерфакса», 99% компании принадлежит фирме «Бизнес курорт». До апреля 2018 г. «Бизнес курортом» владела Анна Прудченко, входившая в 2011–2012 гг. в совет директоров «Галерея Краснодар» (владеет одноименным торгово-развлекательным комплексом). Строительством «Галереи», в свою очередь, занималась компания «Интеркомплекс», среди совладельцев были сам Ткачев, а также его дочь Татьяна и зять Роман Баталов. Владельцем еще 1% компании «Курорт плюс» указан гендиректор «Бизнес курорта» Вадим Трукшин. Он член совета директоров АО «Сочи-парк», где, по данным РБК, первым заместителем гендиректора и членом совета директоров работает Баталов.

Оператор сочинской игорной зоны – ООО «Домейн», оно управляет «Казино Сочи» и залом игровых автоматов «Бонус», говорит представитель «Красной Поляны». Его участники рынка также связывают с Ткачевым. «Ведомостям» связаться с ним не удалось. В январе на территории другого сочинского курорта – «Розы Хутор» миллиардера Владимира Потанина открылся гостинично-развлекательный комплекс с казино «Бумеранг». Им тоже управляет «Домейн», говорит представитель «Интерроса» (управляет активами Потанина). За два года игорную зону посетило свыше 850 000 человек из 146 стран мира.

Игровые объекты в Крыму должны появиться в сентябре 2019 г., цитировал ТАСС слова главы региона Сергея Аксенова. Он сообщал, что у игорной зоны есть потенциальный инвестор, который готов вложить 8 млрд руб., но называть его не стал. В декабре 2018 г. крымские власти сообщили, что нашли площадку под строительство в 27 км от Ялты в пос. Кацивели.

Что имеем

Позитивными итоги запрета игорного бизнеса назвать нельзя, считает Оганезов. Первоначальная идея игорных зон, направленная на освоение дальних и депрессивных территорий, потерпела фиаско, полагает он: практика показала, что игорный бизнес может развиваться только при наличии хорошей транспортной инфраструктуры, постоянного туристического потока и города-миллионника поблизости. Но этим критериям не отвечала ни одна территория. Участие в зонах изначально казалось слишком рискованным, комментирует представитель Storm International Лаврентий Губин: «Наиболее активно развивающаяся игорная зона – на Азовском море – ликвидирована, и многомиллионные инвестиции и труд инвесторов оказались бесполезными».

При этом оборот подпольного игорного рынка сегодня превышает обороты всего рынка до введения запрета, сказали «Ведомостям» три бывших менеджера игорных компаний. Казино и игровые автоматы перекочевали в интернет и в подполье, их бизнес стал еще более рентабельным, чем раньше, так как теперь они не платят налоги и через интернет еще больше расширили свою аудиторию, объясняет Оганезов.

Игра в тени

Несмотря на то что возможности для игры в казино в России сильно сократились, сами игроки никуда не делись, считает Оганезов: как играли, так и продолжают играть – в подпольных и онлайн-казино, а также в соседних государствах.

Бывшие игроки не оценили зоны

Олег Бойко
Ritzio Entertainment свернула игорную деятельность в России, где управляла более чем 300 заведениями, включая четыре казино и сеть залов «Вулкан», залы автоматов «Миллионъ» и X-time. В России игорная деятельность полностью свернута, говорит Лариса Шишкина, представитель бизнесмена, но за рубежом – в Германии, Италии, Хорватии, Румынии и Белоруссии – у компании работают слот-залы. Сейчас, по словам Шишкиной, основной бизнес Бойко – компания Finstar, она специализируется на инвестициях в цифровые кредитные бизнесы.
Борис Белоцерковский
Бывший партнер Бойко по Ritzio Entertainment Борис Белоцерковский подготовился к закату российского игорного бизнеса заранее: еще в 2006 г. он начал выпуск торговых автоматов и терминалов оплаты услуг и сейчас является владельцем крупнейшего производителя вендинговых систем «Уникум». Сегодня его компания обслуживает сеть из 15 000 вендинговых автоматов.
Майкл Ботчер
Еще 10 лет назад Storm International бизнесмена Майкла Ботчера владела пятью крупнейшими московскими казино – «Нью-Йорком», «Карнавалом», «Ударником», «Джаз-тауном» и «Шангри ла», а также сетью залов игровых автоматов «Суперслотс». Поначалу после запрета игорного бизнеса компания пробовала использовать имеющиеся площади под рестораны и клубы, но проекты оказались неуспешны, рассказывает Губин из Storm International, в итоге площадки сданы в аренду или проданы. Зато Storm International начала активную экспансию за рубежом: у компании 10 слот-залов в Германии, казино «Шангри ла» в Белоруссии, Армении, Грузии и Латвии.

СвернутьПрочитать полный текст

Накануне вступления закона в силу некоторые владельцы игорных залов ушли в тень, рассказывают сотрудники работавших ранее московских казино. Попасть в них можно лишь по рекомендации, это как закрытый клуб, где все друг друга знают, делится один из собеседников «Ведомостей». Полиция регулярно находит нелегальные казино. В лидерах – Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург и Краснодарский край. Доход от нелегального игорного бизнеса в 2018 г. только в Москве превысил 350 млн руб., сообщал ТАСС со ссылкой на Главное следственное управление СК РФ по Москве. За девять месяцев 2018 г. по всей стране возбуждено 1149 уголовных дел по факту организации нелегального игорного бизнеса.

Еще одной лазейкой стал интернет. Игры в доменной зоне .ru запрещены законом, но компании регистрируют сайт в других доменных зонах. Доступ к ним должен блокироваться, а их владельцам грозят штрафы и лишение свободы. По данным Роскомнадзора, с ноября 2015 г. по ноябрь 2018 г. было заблокировано более 90 000 сайтов онлайн-казино и букмекерских клубов (на основании решений Федеральной налоговой службы) и более 13 000 сайтов на основании судебных решений.

Но эффективности от блокировки нет никакой, считает руководитель общественной организации «Роскомсвобода» Артем Козлюк: ее легко обходить. Самые известные сайты – онлайн-казино Azino777 и Admiral X. Исследовательская компания Mediascope выяснила, что по итогам первой половины 2018 г. Azino777 стало крупнейшим рекламодателем рунета на рынке онлайн-видео. Основной сайт Azino777 и сотни связанных с ним сайтов находятся в реестре Роскомнадзора – доступ к ним в рунете ограничен. Тем не менее корреспонденту «Ведомостей» не составило труда обнаружить в интернете более десятка сайтов Azino777 и Admiral X, причем несколько – в зоне .ru. На запросы «Ведомостей» представители Azino777 и Admiral X не ответили.

de8e28e3