Главная » Комментарии » Угроза свободе слова: что означает решение по делу «„Транснефть“ против Бондаренко и НГ»
de8e28e3

Угроза свободе слова: что означает решение по делу «„Транснефть“ против Бондаренко и НГ»

Угроза свободе слова: что означает решение по делу «„Транснефть“ против Бондаренко и НГ»

1 ноября, Арбитражный суд г. Москвы, спешно рассмотрел дело по иску «Транснефти» к «Независимой газете» и ее автору Олегу Бондаренко. Предметом иска стала статья под заголовком «Будем компаундировать». Суд обязал газету опровергнуть изложенные в статье сведения и выплатить «Транснефти» компенсацию ее деловой репутации в размере 1,5 млн. рублей, «Транснефть» просила 10 млн.

В статье Бондаренко рассказывалось об инциденте с загрязнением нефти в нефтепроводе «Дружба» в апреле 2019 года и его последствиях. По мнению автора, «Транснефть» пытается скрыть причины аварии и ее последствия от общественности. Возможная причина такого поведения, как видится Бондаренко, заключена в наличии неучтенного дохода «Транснефти» и желании спрятать его от акционеров, то есть государства. Доход этот образуется в ходе компаундирования (смешивания разных сортов) нефти.

Основной вывод статьи Бондаренко: виновата в инциденте с загрязнением нефти «Транснефть», так как она, согласно своему уставу и заключаемым с нефтяными компаниями договорам, является ответственной за качество нефти, сдаваемой в систему магистральных нефтепроводов.

Любопытно, что к информации, которая содержится в статье, «Транснефть» претензии не предъявляла, она оспорила филологические подтексты публикации. Проще говоря, суд должен был судить не фактическую сторону дела, а мысли автора.

Газета и автор представили в суд заключения ведущих лингвистов М. Осадчего и М. Крангауза, с выводами об отсутствии негативных подтекстов и соответствии изложенных сведений и фактической стороны дела. «Транснефть» тоже озаботилась «доказательствами» своей правоты, представив вечером накануне последнего заседания суда ворох заключений лингвистов и экспертов. Просьбу ответчиков дать время на ознакомление с новыми обстоятельствами суд почему-то проигнорировал.

Кроме того, суд ранее в «пожарном» порядке перенес дату первичных слушаний с 01.10.2019 на 03.09.2019, а 1 ноября уже вынес окончательное решение. К чему такая спешка, неизвестно. Известно только, что с просьбой об ускорении рассмотрения дела к Председателю суда обращалась «Транснефть».

Интерес транспортников понятен, информационное давление нарастает и нужен юридический документ для «отпущения грехов». Официально суд не имел права делать исключения и создавать преференции для любой из сторон дела. У нас в судах торжествует принцип равноправия сторон и соревновательности процесса. Перенос первичного рассмотрения дела на месяц раньше суд объяснил собственной опечаткой, дескать 1 октября надо читать как 3 сентября.

В итоге судебной «опечатки» суд получил такое ускорение, что решение выносилось без соблюдения конституционных гарантий права на судебную защиту, права получать материалы заблаговременно и обязанностей сторон представлять их заблаговременно. Но даже на фоне этой беспрецедентной спешки особым цинизмом выделяется мотивировочная часть судебного решения в пользу «Транснефти».

В качестве доказательной базы использовано якобы неверное толкование автором и «Независимой газетой» термина «компаундирование». Представители «Транснефти» не спорили с фактической стороной процесса компаундирования, то есть смешивания нефти различных уровней качества. «Транснефть» заявила в суде, что данный процесс направлен на улучшение качества нефти, а в газетной статье подразумевается, что качество нефти от этого ухудшается.

Тут даже спорить не с чем. Грязная нефть при смешивании с чистой улучшается, а чистая — ухудшается. В чем криминал непонятно. Очевидно, что решение суда было мотивировано чем угодно, только не правосудностью. В этом смысле обращает на себя внимание тот факт, что в настоящее время по факту загрязнения нефти в трубопроводе «Дружба» возбуждено уголовное дело и идет следствие. Арбитражный суд обязан был остановить рассмотрение дела в порядке гражданского судопроизводства до окончания уголовного следствия и вынесения решения. Это практика. А решение арбитражного суда в пользу «Транснефти» — это судебный произвол, ограничивающий свободу слова и работу СМИ.

«Нельзя рассматривать два этих дела — следствие по выяснению причин загрязнения трубопровода „Дружба“ и иск в отношении статьи Бондаренко — в отрыве друг от друга. Непонятно, как суд в этом случае может принимать решение в пользу „Транснефти“ по иску к „Независимой газете“ и Бондаренко», — заявили представители газеты.

«Решение суда мы полагаем поспешным и незаконным, — прокомментировала РНС Олеся Петроль — юрист, представляющая в суде интересы Бондаренко. — В деле содержится 8 лингвистических заключений — сложных научных текстов, подготовленных кандидатами и докторами наук, общим объемом примерно 200 листов. Суд смог в одно заседание не только „изучить“ эти лингвистические заключения, но и оценить содержащиеся в деле доказательства наличия и размера „репутационного вреда“. Мы полагаем, что такое решение посягает на свободу СМИ и, по существу, формирует правило о запрете рассуждений на общественно важные темы: теперь, получается, любое мнение, предположение или оценочное суждение о „Транснефти“ может быть, совершенно неожиданно для журналиста, признано порочащими сведениями. Разумеется, мы будем обжаловать решение и надеемся на своевременное исправление судебной ошибки».

Леонид Крутаков, политолог

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

de8e28e3