Главная » Комментарии » Протест становится модным: эксперты об итогах митинга в Москве
de8e28e3

Протест становится модным: эксперты об итогах митинга в Москве

Протест становится модным: эксперты об итогах митинга в Москве

10 августа на проспекте Сахарова в Москве прошла одна из самых массовых акций оппозиции за последние годы. По данным движения «Белый счетчик», в ней приняли участие от 50 до 60 тысяч человек. Несмотря на явную массовость мероприятия, эксперты считают, что у протеста много проблем, которые придется решать оппозиционерам. «Актуальные комментарии» собрали мнения экспертов о том, что значат результаты прошедшей акции.

Политолог Александр Кынев считает митинг 10 августа колоссальным успехом: ««То, что удалось собрать 50 тысяч при плохой погоде, в начале августа, после того, как же почти месяц идут акции протеста, и люди уже измотаны, — это колоссальная цифра. Это говорит о том, что протест не выдыхается, наоборот, он набирает темп. Это говорит о том, что попытки властей сбить протест, запугать — неэффективная стратегия, наоборот, она ведет к мобилизации новых людей», — сказал он в эфире радио «Эхо Москвы».

Экономист Константин Сонин также отмечает масштабность митинга, однако указывает на проблемы воздействия на лиц, принимающих решения: «С одной стороны, огромный митинг. 50-60 тысяч человек, в дождливый день в середине августа, самое „спокойное“ время года — это масштабное событие. По ощущению, людей было даже больше, чем 24 декабря 2011, на самом многочисленном митинге московских протестов 2011-12. С другой — кто-нибудь собирается на это реагировать?», — написал он на своей странице в Facebook.

Сонин отмечает опасность различия в повестках власти и общества: «именно в эти дни, возможно, начинается неостановимое сползание к пропасти подобное сползанию конца 1980-х. СССР распался вовсе не из-за революции или протестов; он развалился окончательно из-за военного переворота в августе 1991 года. Неспособность властей понять, что общество, изменившись, требует другого участия во власти было тогда не менее губительным, чем сейчас. Сейчас, конечно, экономическая ситуация намного, несравнимо лучше. Может, именно от этого чувство ненастоящести захватило тех, кто использует ОМОН и спецвойска против мирных горожан», — считает эксперт.

По мнению политолога Александра Морозова, сейчас происходит не только разрастание протеста, но и трансформация власти: «Это была большая, хорошая сходка. Но она обнажает очень тяжелую проблему: большинство из тех, кто вышел, как и сами организаторы, — понимают всю „чрезвычайность“ ситуации. Она не в том, что кого-то не допустили на московские выборы, а в том, что на фоне этих незначительных выборов происходит следующий этап эволюции режима в сторону диктатуры», — считает он.

«Главное сегодня — и это показал митинг на Сахарова — люди не видят, в какой форме можно выразить понимание происходящего. Как выразить свое бессилие? Как выразить предчувствие того мрака, который уже явлен в „восстании силовиков“?», — добавляет Морозов.

Схожей позиции придерживается и Сергей Медведев: «Митинг был хороший, а перспективы [плохие]. Меньше всего мне сейчас близки те комментаторы, которые говорят, что это мрак перед рассветом, агония режима, сравнивают это с путчем 91го. Ничего подобного. Очевидно, закончился переходный период 2012/14-2019, закончилось время гибридности и игрушечной политики в разрешенных песочницах, и из смешанного авторитаризма мы приехали на автозаке прямиком в полицейскую диктатуру. А те „спящие институты“, о которых вещала Шульман, оказались не парламентом и Конституционным судом, а Росгвардией и Следственным комитетом, они отстраивали под себя нормативную, административную и политическую базу, и вот теперь они проснулись. И если символом былой гибридности и дозированной публичности был Навальный (вопрос эпохи — „почему он до сих пор на свободе?“), то реперной точкой, боюсь, станет его посадка и разгон ФБК», — считает эксперт.

Политолог Александр Пожалов, ссылаясь на данные «Белого счетчика», говорит о расширении социальной базы протеста: «Треть уличного протеста — новички в этом деле. Более половины опрошенных — молодёжь и младший средний возраст. Неплохо поработали в этом году над расширением социальной базы уличного протестного движения все причастные и непричастные», — написал эксперт. При этом, по его мнению, протесту остро не хватает новых лиц. «Судя по новостям о митинге, его центральным событием стало выступление Парфёнова (как будто 2011-2012 год на дворе, а не середина 2019-го). То есть и „Лигу избирателей“ теперь снова сформируют, а потом и онлайн-выборы в „Координационный совет оппозиции“ проведут? А что, лекала проверенные, всех устраивающие. Это к вопросу о „запросе на новые лица“ со всех сторон», — добавил он.

О расширении социальной базы протеста говорит и политолог Алексей Макаркин: «Кроме детей стали чаще выходить родители — люди среднего возраста. Это первый после 1991 года политический митинг в августе („месяце отпусков“), на который абсолютно добровольно пришли более 50 тысяч человек. Впервые после 2012 года протест стал модным и престижным. Причем если в декабре 2011-го „звезды“ стали присоединяться к протесту в условиях несформированной позиции власти, то сейчас эта позиция очевидная и негативная», — считает эксперт.

Социолог Алексей Фирсов фиксирует основные проблемы протеста: «Общие ощущения от митинга. Для его участников ключевая идея — совместное присутствие в одной пространственной точке и выражение своей позиции через это присутствие. „Я пришёл“. Но что дальше? Не возникает никакой объединяющей стратегии, никакой логики совместного действия. Слушать ораторов невыносимо. Ни одной ценной мысли (я там был, начиная с 15.00), которые шли бы дальше морального осуждения. Но сам акт осуждениях уже неоднократно состоялся раньше, поэтому ни один новый выступающий не добавлял ничего ценного. Язык выступлений скучный, шаблонный, незажигательный. Поэтому внимание к выступлениям слабое, попытки перейти к скандированию срываются. Масса не становится единым, обладающим особой субъектностью толпы, организмом. Не видно, чтобы кто-то всерьёз работал над драматургией митингов, кроме самой власти: ОМОН — лучшее украшение таких мероприятий. В итоге быстро формируется встречный, уходящий поток. Заявив себя своим присутствием, люди поворачивают обратно. Им уже нечего делать. Критиковать власть уже научились. Но если протестующие не начнут серьезно относиться к собственным мероприятиям, жанр быстро начнёт вырождаться», — отметил эксперт.

Политолог Глеб Павловский, комментируя задержания молодых людей, которые уже после митинга отправились на несанкционированную акцию протеста, отмечает проблемы согласованной акции: «чего-то недостаёт в митингах, после которых молодежь бесцельно бродит по городу, нарываясь на побои, аресты и статью ни за что», — написал он на своей странице в Facebook.

Сами оппозиционеры тоже по-разному оценивают итоги акции. Большинство, конечно, говорят об успехах, достигнутых 10 августа, но, например, Михаил Светов, который сейчас находится под арестом, отметил, что оппозиция не может себе выбрать даже площадь для митинга, а власть не слышит протестующих.

de8e28e3